Meduza

лёгкая версия | полная версия

Помочь «Медузе»

Поймите, они ведь тоже люди

Мигранты покидают общежитие в Бужанинове

Администрация Сергиево-Посадского городского округа

В селе Бужаниново Московской области 12 сентября изнасиловали и убили 67-летнюю женщину. По подозрению в преступлении задержали двух выходцев из Таджикистана. Вечером следующего дня селяне начали штурмовать общежитие, где жили более 150 мигрантов — они работали на местном заводе, производящем пластиковые окна. Спустя еще сутки губернатор Подмосковья Андрей Воробьев распорядился выселить всех мигрантов из этого общежития. Их увезли из села в неизвестном направлении. Спецкор «Медузы» Ирина Кравцова отправилась в Бужаниново: она увидела, как село, к которому приковано внимание СМИ, спешно приводят в порядок; узнала, что мигранты, подозреваемые в убийстве, не имели никакого отношения к спешно эвакуированному общежитию, — и услышала, что власти нежелание людей жить рядом с иностранцами понимают «как никто».

В шестом часу вечера 12 сентября 67-летняя пенсионерка Наталья Еремкина из села Бужаниново, раньше работавшая посудомойщицей в местной школе, возвращалась домой с дачи. На улице было еще светло, и она решила срезать путь через пролесок. Там ее изнасиловали и убили.

Уже на следующий день, 13 сентября, местные издания «Копейка» и «Альтернативная газета» опубликовали сообщения читателей об изнасилованной и убитой женщине, которой на вид примерно 65 лет. В материалах говорилось, что по подозрению в совершении преступления полиция задержала мигрантов. Издания выложили снимки подозреваемых, не уточнив, откуда эти фотографии.

В одном из сообщений отмечалось, что оперативники, разыскивая убийц, «целую общагу проверяли». В селе есть только одно общежитие, и там в последние пять лет живут мигранты, работающие на местном заводе «Экоокна», который производит пластиковые окна и оконную фурнитуру. После этих публикаций в Бужанинове начался стихийный митинг.

Вечером 13 сентября около 200 жителей Бужанинова во главе с Александром Еремкиным, сыном погибшей женщины, пошли штурмовать общежитие. Еремкин требовал, чтобы комендант общежития впустил его и позволил расправиться с постояльцами — апеллируя к тому, что самому коменданту примерно столько же лет, сколько было его убитой матери.

К общежитию пришли женщины, которые говорили, что и им, и даже их детям мигранты оказывали непрошеное внимание с сексуальным подтекстом. Селяне грозились сжечь все общежитие и расстрелять его обитателей, если их из него не выселят.

Внимание! В ролике присутствует мат.

Люди стояли возле общежития до глубокой ночи, пока глава Сергиево-Посадского городского округа (куда входит Бужаниново) Михаил Токарев не пообещал им добиться выселения мигрантов из общежития. Всю ночь на 14 сентября общежитие охраняла полиция, а на следующий день губернатор Подмосковья Андрей Воробьев распорядился закрыть его.

«Есть преступления, которые вызывают особенный резонанс своей циничностью, жестокостью, потому что у людей действительно накипело, — написал Воробьев в своем официальном телеграм-канале. — Общежитие в Бужаниново, рядом с которым произошло это несчастье, будет закрыто сегодня. Если жители настроены против — ему там не место».

К общежитию подъехали автобусы, куда погрузили всех его обитателей — около 160 человек (по другим данным — 140). Их вывезли из села. Куда именно — не сообщили, но пообещали местным, что навсегда.

* * *

Ночью во время схода Михаил Токарев уверял собравшихся, что обязательно встретится с ними позже, вечером следующего дня, когда все немного успокоятся, — чтобы детально обсудить все вопросы. Но местные чиновники оказались не готовы к тому вниманию, которое было привлечено к поселку.

Как говорят местные жители, в администрации испугались, что вечером на их встречу с гражданами приедут не только журналисты федеральных телеканалов, но и губернатор Воробьев. Поэтому они решили, как выразился один из жителей поселка, «сделать то, что 70 лет не делалось», то есть привести в порядок село (см. видео ниже).

Житель Бужанинова Александр Алексинцев рассказал «Медузе», что рабочие, присланные администрацией, весь день выкашивали трактором на поле между домами бурьян, «который отродясь никто по-серьезному не косил»: местные всегда косили на этом участке траву косами или поджигали ее.

В селе покрасили пешеходный переход около вокзала, срубили сухие ветки на тополях, вычистили помойку, «которая месяцами стояла заваленной», и даже заменили обветшалый козырек над ней на новый. «Вот такое у нас делается, ***** [блин], до приезда губернатора, ***** [блин]», — прокомментировал кто-то из местных спешную уборку возле мусорных контейнеров.

В центральной части села вкрутили отсутствующие лампы на фонарях, рассказала «Медузе» почтальон, которая не захотела представляться. Остальная — и бо́льшая — часть поселка, как убедилась корреспондент «Медузы», впрочем, так и осталась неосвещенной.

Но губернатор Воробьев, к приезду которого в селе так готовились, 14 сентября не приехал. Главе городского округа Михаилу Токареву пришлось идти на встречу с селянами — они ждали его в спортзале местной школы — в компании замначальника районной полиции Николая Голястова.

* * *

В спортзале было очень шумно. Токарев несколько раз пытался перекричать собравшихся, но безуспешно. Наконец чиновник придумал, как поступить: он объявил минуту молчания в память об убитой.

Когда люди ненадолго затихли, глава городского округа рассказал, что по подозрению в совершении этого преступления действительно задержаны двое выходцев из Таджикистана — однако они не имеют никакого отношения к общежитию, которое местные требовали расселить. Подозреваемые жили в палатке на территории садового товарищества «Приозерье», где строили частный дом. В среду следствие сообщило, что двое мигрантов, обвиняемых в изнасиловании и убийстве пенсионерки под Сергиевым Посадом, арестованы.

Токарев тут же поспешил заверить собравшихся, что их нежелание жить рядом с мигрантами понимает «как никто».

«Давайте сразу договоримся. Конечно, мне бы как жителю села Бужаниново было бы не очень приятно, если бы у меня под окнами, по дворам, по поселку ходили э-э-э, ну, лица… гастрабайтеры, — это слово Токарев упорно произносил именно так. — Конечно, я понимаю ваше возмущение. Сегодня приняли решение, поговорили с собственником [здания, в котором жили мигранты], убедили его. Он сказал: „Все понятно, я все сделаю“». 

Затем Токарев решил развеять опасения местных жителей по поводу того, что мигранты могут вернуться в общежитие, когда шумиха уляжется: «Нет, мы с собственником договорились, что больше это помещение для гастрабайтеров использоваться не будет».

И продолжал повторять это с одной и той же почти убаюкивающей интонацией: «Еще вчера мы получили от вас сигнал. Вы говорили, мол, к сожалению, иногда приглашаем участкового, а он в силу занятости, в силу большой территории обслуживания не всегда приходит. Да и вроде как неудобно: то в машине, то на улице. Так вот, мы попросили собственника — а он говорит: „Да я с большим удовольствием“ — в общежитии предоставить помещение под опорный пункт полиции. Полицейские его подремонтируют, оборудуют всем необходимым — и пожалуйста, уполномоченный будет туда приходить. Это я просто говорю к тому, что достигнута договоренность, что в этом помещении гастрабайтеры жить не будут».

Будет ли кто-то другой жить в общежитии с новым опорным пунктом полиции, глава городского округа уточнять не стал.

Перед встречей местные жители говорили журналистам, что писали много жалоб на мигрантов в администрацию, однако их «не слушали». На встрече Токарев заявил, что, по его сведениям, в действительности никаких жалоб селяне не присылали — но он все же готов обсудить их претензии. Токарев пообещал, что в ближайшие недели в село будет приезжать участковый, которому можно будет передать заявления (селяне уверяют, что нынешнего участкового никогда не видели).

Ирина Кравцова / «Медуза»

Собравшиеся в спортзале продолжали шуметь. Плохо слышно было и Токарева, и собравшихся, поэтому вскоре многие потянулись к выходу. Через полчаса зал опустел. На улице женщины продолжали говорить, что мигранты свистели им вслед и приставали. Мужчины — возмущаться, что, поселившись в «православном поселке», мигранты резали баранов «на глазах у детей», «отмечая свой Рамазан».

Облепив редкого в селе гостя Токарева, жители начали задавать ему и другие вопросы, на которые давно нет ответа: «Когда в селе сделают освещение? Ведь освещены только несколько улиц, и то не полностью, в остальных местах — хоть глаз коли. Когда село газифицируют? 2021 год на дворе! Живем в полутора часах от столицы. По документам у нас газ есть, но большинство домов в поселке не газифицированы! Когда сделают дороги? Когда в селе откроют больницу или пришлют врачей?»

В Бужанинове нет своей больницы, вместо нее прямо в квартире жилого пятиэтажного дома оборудовали «амбулаторию»: помещение, где терапевт и медсестра с девяти утра до полудня принимают селян, рассказала корреспонденту «Медузы» местная жительница по имени Елена. Ни один из опрошенных жителей села не смог вспомнить, когда до этого им хоть раз удавалось вот так лично задать свои вопросы представителю власти.

Александр Алексинцев вспоминал, что когда-то в Бужанинове функционировали асфальтовый завод и «знаменитый» совхоз. В 1990-е они «развалились», и с тех пор про село «все забыли» (стоявшие рядом местные кивали в подтверждение слов Алексинцева). Жители годами писали письма чиновникам и обращались в «Добродел»; реакции не было. Поэтому местных так удивила скорость, с которой поселок принялись приводить в порядок после убийства и стихийного митинга: многое из того, о чем они просили, решилось буквально за полдня.

Когда в начале нулевых в поселке построили завод «Экоокна», жители обрадовались, что наконец можно будет работать «дома», а не в соседних городах. Потом на заводе начали задерживать зарплату, говорят селяне, а также перестали ее индексировать — и постепенно рабочие места заняли мигранты.

Генеральный директор завода «Экоокна» Андрей Филоненко, который вечером 14 сентября тоже пришел на встречу с жителями, просил селян войти в положение его сотрудников (насколько существенно пострадало производство из-за того, что многие иностранные работники «Экоокон» были эвакуированы из поселка, пока неизвестно; всего на предприятии трудятся 987 человек, из них 399 — иностранцы).

«Поймите, они ведь тоже люди. Они тоже сейчас напуганы не меньше вашего. Они официально трудоустроены. Мы платили им столько же, сколько и местным, которые работают у нас», — говорил Филоненко. Но его уже не хотели слушать. Жители требовали, чтобы директор отремонтировал дороги в селе, ведь их «раздолбили его грузовики, которые везут грузы на завод».

* * *

Куда увезли мигрантов из общежития в Бужанинове — неясно, и поговорить с ними «Медузе» не удалось.

Председатель Исламского правозащитного центра мусульман России Газали Куканшоев, с которым связалась «Медуза», назвал решение губернатора Московской области о выселении всех людей из общежития «немыслимым». По его мнению, Воробьев обязан восстановить мигрантов на работе и вернуть их туда, где они жили, а чтобы между ними и местными жителями не было конфликтов — обеспечить нормальную работу правоохранительных органов в поселке.

«Губернатор стольких людей оставил без хлеба, у них семьи. Ну разве так можно? Уволить 160 человек из-за двух подонков. Преступников нужно судить по всей строгости, а за что должны расплачиваться невиновные? Они же люди! Почему в этой стране постоянно об этом забывают? — говорит Куканшоев. — То, что люди обозлились в селе на всех, — это нормально. У нас бы тоже так было, и конфликты были бы. Произошла чудовищная трагедия, люди на нее реагируют. Но это же не значит, что нужно выселять всех людей этой национальности из села. В общежитии должен быть порядок. А где охрана? Где служба безопасности? Камеры? Кто это допустил? Губернатор, наверное».

На федеральном уровне ситуация в Бужанинове не обсуждалась и решений по ней не принималось, заявил в среду, 15 сентября, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Но проблема нехватки рабочих-мигрантов «весьма остро ощущается в целом ряде отраслей», сказал он. «Это является предметом озабоченности кабинета министров, которые работают над этим», — подытожил Песков.